Иван Михайлович Середа р. 8 май 1905 ум. 14 июль 1941

Материал из Родовод.

Запись:1005425
Перейти к: навигация, поиск
Род Середы
Пол мужчина
Полное имя
от рождения
Иван Михайлович Середа
Вики-страница wikipedia:ru:Середа,_Иван_Михайлович

События

8 май 1905 рождение: Великая Писаревка, Богодуховский уезд, Харьковская губерния, Российская империя

14 июль 1941 смерть: Парипсы, Попельнянский район, Житомирская область, УССР, СССР

Заметки

Иван Михайлович Середа (8.5.1905 — 14.7.1941) — комендант 1-го участка 94-го Сколенского пограничного отряда Украинского пограничного округа войск НКВД, капитан. Герой Советского Союза.

Родился 25 апреля 1905 года в слободе Великая Писаревка, ныне посёлок городского типа Великописаревского района Сумской области, в крестьянской семье. Украинец. Член ВКП(б) с 1926 года. Окончил 4 класса начальной школы. С 1917 года работал коногоном шахты в Донбассе, затем стал слесарем.

В 1922 году добровольно вступил в Красную Армию и стал красноармейцем 2-го Червоно-Казачьего полка. Окончил 1-е Крымские кавалерийские курсы в 1923 году, назначен помощником командира взвода в том же полку. В 1927 году окончил Украинскую кавалерийскую школу имени С. М. Будённого. С 1927 года — в Пограничных войсках ОГПУ СССР, командир взвода маневренной группы 44-го пограничного отряда в погранвойсках в Средней Азии.

С 1930 года — начальник заставы, затем командир эскадрона в 41-м пограничном отряде. Затем служил в Закавказье и в Западной Украине: с 1931 — начальник заставы в 43-м пограничном отряде, с 1933 года — инструктор боевой подготовки 37-го пограничного отряда, с 1936 — командир дивизиона 20-го полка НКВД. В 1937 году по неясным причинам уволен из войск, работал начальником паспортного стола на станции Лозовая Харьковской области УССР, затем секретарём партийного бюро станции Лозовая. В 1939 году восстановлен в Пограничных войсках, назначен начальником штаба комендатуры 94-го Сколенского пограничного отряда, а с 1940 года — 1-й комендатуры этого отряда. В 1940 году за участие в разгроме шпионско-диверсионной банды награждён орденом «Знак Почёта».

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Сражался на Юго-Западном фронте. Свой первый бой пограничники капитана И. М. Середы приняли ранним воскресным утром 22 июня 1941 года. Тот бой длился недолго. Приказ командования требовал: «При отходе всеми имеющимися силами и средствами сдерживать противника на каждом выгодном рубеже». Воины в зелёных фуражках с боями отступали на восток, оставляя на своём пути сотни вражеских трупов, десятки сожжённых танков и бронетранспортёров. В первых числах июля обстановка в районе Житомира и Бердичева крайне осложнилась. Противник прорвал оборону, овладел Житомиром и Бердичевом. Дорога на Киев оказалась открытой. Пограничники получили приказ преградить путь врагу на Киев. К 13 июля 93-й и 94-й погранотряды сосредоточились в районе Попельни и заняли оборону. На рассвете 14 июля 1941 года возле села Голубятин фашисты атаковали позиции пограничников. Разгорелся жаркий бой. Бойцы сражались отважно, но сил хватило ненадолго. Огонь пограничников слабел. Гитлеровцы вывели из строя пушки и танки. Обстановка осложнилась. 94-му погранотряду пришлось отступать на другой рубеж. Прикрыть их отход было поручено комендатуре, которой командовал капитан И. М. Середа. Зажатые с трёх сторон, пограничники приняли бой в открытом поле. Они забрасывали танки связками гранат, бутылками с горючей смесью, бились штыками, прикладами. Связной капитана при подходе танка поднял над головой бутылку с горючей смесью, но бросить не успел, пуля разбила бутылку, и жидкость облила пограничника. Загорелось обмундирование. И. М. Середа бросился на помощь, но связной выхватил из сумки вторую бутылку и, как живой факел, метнулся вперед. Сгорели оба — пограничник и танк. В ходе неравного боя капитан И. М. Середа был несколько раз ранен, однако поле боя не покинул. Под вечер над степью воцарилась тишина. Жители села потянулись на истоптанные поля, чтобы подобрать раненых, но издали заметили, как вражеские солдаты подходили к окровавленным бойцам и оставшихся в живых добивали. Крепкий, атлетического сложения капитан с орденом «Знак Почёта» на груди привлёк внимание фашистского офицера. Немец решил сорвать с него орден. Но едва он дотронулся до раненого, как тот сильным ударом отбросил его в сторону. Немец автоматной очередью расстрелял Ивана Михайловича Середу.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года за образцовое выполнение заданий командования в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, капитану Середе Ивану Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза.

— Быстрей, товарищи, быстрей! — торопил бойцов капитан Середа.

Надо было оторваться от противника, отойти на новые позиции, пока враг не сбил слабое прикрытие, оставленное на старом рубеже. В пути капитан получил письменное распоряжение от начальника штаба отряда майора Врублевского — вместе с группой лейтенанта Артюхина задержать противника на промежуточном рубеже, после чего отойти к узкоколейке, где их будет ждать паровоз с вагонами, и соединиться с основными силами.

Пограничники развернулись по склону высоты между селами Парипсы и Голубятин, оседлали шоссе и начали готовить оборону. Но не успели отрыть окопы, как на дороге появились вражеские танки. Они с ходу открыли беглый огонь, передние развернулись в линию и двинулись на позиции пограничников. Горячий ветер донес до бойцов лязг гусениц и запах едкого дыма.

— Собрать гранаты! Приготовить связки! — скомандовал Середа.

Бойцы рвали нательные рубахи, связывали гранаты. Несколько пограничников поползли навстречу танкам. Раздались взрывы. Две машины, окутанные дымом, заскрежетали гусеницами, завертелись на месте. Остальные повели огонь с места. За танками соскакивали с машин автоматчики.

— Пулеметам, огонь по пехоте! — раздалась команда Середы в грохоте взрывов и свисте осколков.

Застрочил станковый пулемет Лукичева. Меткие очереди срезали не менее десятка вырвавшихся вперед автоматчиков. Ударили ручные пулеметы и автоматы слева и справа, поредевшие цепи фашистов откатывались, ища укрытия за броней танков.

Середа, лежавший в воронке от снаряда, рукавом вытер капли пота на лице, облегченно вздохнул: первая атака отбита. «Задержать бы еще хоть на полчаса, чтобы наши успели отойти. А потом по оврагу к узкоколейке — и к основным силам». Грохот взрывов, свист осколков, вой мин слились в сплошной рев. Черное облако земли и дыма повисло над позициями.

Едва смолк грохот канонады, Середа услышал справа и слева на флангах длинные пулеметные и автоматные очереди, взрывы гранат. Из-за густой завесы пыли нельзя было рассмотреть, что там происходило, но капитан понял: враг решил смять фланги и взять в кольцо. «На правом — Колесниченко, этот не отступит, — подумал Середа. — Выдержит ли левый?»

Он вскочил и побежал туда, но не успел сделать и несколько шагов, как впереди грохнула мина. Черный, косматый столб с огненными языками взметнулся высоко и медленно стал оседать. Вместе с ним, словно подкошенный, падал на землю и Середа. Что-то острое, обжигающее прошило обе ноги, от нестерпимой боли потемнело в глазах. В затуманенном сознании мелькнула горькая мысль: «Неужели конец?»

Середа открыл глаза. Ординарец Степа, склонившись над ним, торопливо зубами отрывал куски от своей рубахи и перевязывал ему раны.

— Оставь, — прошептал капитан. — Беги к комиссару, передай, чтобы отводил людей к узкоколейке! Быстрей!

Стиснув зубы, хватаясь за жесткую обгоревшую траву, Середа подполз к станковому пулемету, отодвинул убитого пулеметчика, вставил новую ленту и сжал рукоятки. На измятом пшеничном поле появились фашистские автоматчики. Уверенные, что после мощного налета минометного огня все пограничники уничтожены, шли не маскируясь, в рост, с засученными рукавами. Гитлеровцев было около двух десятков. Подпустив их поближе, капитан припал к прицелу и нажал на гашетку. Он строчил долго, пока в прорези прицела не исчез последний фашист. «Это вам не Западная Европа! — Середа приподнялся, вытер рукавом с лица капли пота, оглянулся. — Успел ли Колесниченко отвести людей?»

Справа и слева, утюжа окопы пограничников, ползли бронированные коробки с черно-белыми крестами. Прямо на пулемет Середы двигались два танка. Длинные черные стволы, торчавшие из башен, на рытвинах раскачивались вверх, вниз, в стороны, словно выискивали жертву. Когда до машины было не более полусотни метров, Середа отчетливо увидел: из башен торчали не пулеметы, а стволы огнеметов. Мгновенно вспомнилось учение на полигоне, когда танки-огнеметы выжигали в дзотах огневые точки. В черных клубах пламени и дыма горела земля, плавился металл. Но не страх, а горькая досада охватила капитана: нечем ответить наглому врагу. Выпущенная по танку пулеметная очередь не причинила ему никакого вреда. Связку бы гранат под гусеницу.

Середа лихорадочно шарил руками у пустых коробок от лент. Гранат не было. Нащупал бутылку с горючей смесью. Стиснув зубы, приподнялся на колени, размахнулся и бросил в ближайший танк. Звонко брызнуло стекло. Огонь мгновенно охватил башню, багровые языки пламени жадно лизали броню, пожирая ненавистные черно-белые кресты. В то же мгновение две шипящие раскаленные струи вырвались из стволов. Огненный удар ослепил Середу. Словно солнце обрушилось на него всей своей огромной раскаленной массой. И сразу все потонуло в огненной круговерти… Отходившие на новый рубеж бойцы видели, как на том месте, откуда свинцовым огнем разил фашистов станковый пулемет, высоко в небо взметнулось багрово-черное пламя…

В тот трудный день, 14 июля 1941 года, пограничники 94-го погранотряда, пришедшие с Карпатских гор, грудью своей преградили путь фашистским танкам, рвавшимся к столице Украины, задержали их продвижение на один день. Всего на один день! Но из таких дней начинала складываться наша победа.

  • * *

Недалеко от станции Попельня, что юго-западнее Киева, на развилке дорог между селами Голубятин и Парипсы стоит обелиск, на нем золотом искрятся слова:

«Товарищ! Низко поклонись этим полям. Они окроплены кровью героев. Здесь 14 июля 1941 года в неравном бою с фашистскими танками пали смертью храбрых Герой Советского Союза капитан Середа, политрук Колесниченко и 152 бойца 94-го пограничного отряда».

Утопающее в садах село Парипсы. От него до Попельни рукой подать. Здесь должен был занять оборону сводный отряд Середы. Иван Михайлович окинул взором село. В воздухе стоял густой запах доспевающего хлеба, яблок и меда и еще чего-то, до слез знакомого и родного. На минуту представил, какой ад будет через полчаса - час. Сколько слез и горя принесет жителям этот бой.

- Отходим дальше, - коротко сказал старшему политруку Колесниченко.

Тот одобрительно кивнул головой.

Шли по густому пшеничному полю. Изнурённые недавним боем и немилосердным солнцем. Мучила жажда. Впереди капитан, на его широких плечах покоился станковый пулемет.

Высоко над головой надоедливо жужжала «рама».

Едва успели развернуться цепью на небольшой возвышенности, начав рыть окопы, как горячий июльский ветер донес лязг гусениц. Передние машины двинулись на позиции.

- Товарищи! Не бежать! Встретим врага достойно! – раздался вселяющий уверенность голос политрука.
-Гранатометчикам к бою! – это команда Середы.

Несколько бойцов, и среди них капитан, поползли навстречу бронированным чудовищам. Раздался взрыв, за ним – второй. Два танка неподвижно застыли на месте. Один из них на счету Середы. Остальные открыли шквальный огонь. Под их прикрытием двинулись немецкие автоматчики.

- Отсекаем пехоту от танков!

Поредевшие цепи в униформах мышиного цвета отступили. Капитан облегченно вздохнул: первая атака отбита. Хотя бы с полчаса продержаться, а там и отходить к узкоколейке.

Но вновь их позицию накрыли разрывы снарядов. Повисла сплошная черная пелена, которая закрыла все: и солнце, и небо, и все вокруг…

Сквозь дым Середа видел, как танки с пехотой огибают оборону с фланга. Надо передать находившемуся на правом фланге политруку, чтобы отводил людей к спасительному поезду. Послал туда вестового, а сам, пригнувшись, побежал на левый фланг. Внезапно в нескольких метрах от него вырос черный фонтан разрыва. Ноги пронзила острая боль.

Впереди послышались чужие голоса. Немцы шли, не маскируясь, убежденные, что здесь в живых никого не осталось.

Чьи-то теплые руки обхватили его под мышки.

- Держитесь за меня, товарищ капитан. Крепче держитесь! Вдвоем поползем.
- Поздно. Не успеем. Догоняй политрука…
- Товарищ капи…
- Выполняй приказ! Живо!..

Превозмогая нестерпимую боль, Середа подполз к пулемету. Отодвинув тело погибшего первого номера Дуничева , нажал на гашетку. Строчил долго и зло, пока не исчезла в прорези прицела последняя ненавистная каска.

Облизнул потрескавшиеся от жары и боли губы. Воды хотя бы глоток. Успеет ли политрук вывести людей?

С двух сторон на окоп ползли два танка. Но не страх, а горечь наполнила сердце. Ответить нечем. В нескольких шагах от него на солнце что-то сверкнуло. Бутылка с зажигательной смесью или граната? Подтягиваясь на руках, волоча такое тяжелое и непослушное теперь тело, Середа преодолел неимоверно трудное расстояние. Нащупал рукой бутылку и почувствовал себя уверенно, как в далекой юности, когда, будучи красным конником, крепко сжимал эфес шашки накануне атаки. Он по-прежнему «в седле», лицом к лицу с врагом.

Там, где он находился минутой раньше, взметнулся еще один снарядный разрыв. Запершило в голове. Заслезились глаза. Середа, собрав последние силы, метнул бутылку в ближайший танк. Но увидеть этого капитану не довелось. Бризантная молния вспыхнула у него перед глазами.

Ивану Михайловичу не дано было знать, как товарищи по оружию со старшим политруком Колесниченко отходили на восток. Как танки догоняли их на ровном, как скатерть, поле. Как погибали они под гусеницами, потому как не было уже ни патронов, ни гранат. Умирали мучительно, но не просили пощады. Погибали с надеждой, что боевые побратимы отомстят за них.

Лишь нескольким бойцам во главе с капитаном Артюхиным повезло вырваться из этого пекла. Они сохранили в памяти подробности последнего боя отряда Середы.

Не забудем: это было в трагические июльские дни 1941-го.

Павшим не больно. А живым? В начале 80-х годов попалась мне на глаза небольшая публикация, уже не помню в какой газете, о подвиге капитане-пограничнике Середе. Вызвал интерес тот факт, что, оказывается, мой герой родом из слободы Великая Писаревка. Связь с малой родиной ему, однако, пришлось прервать по случаю выезда семьи на Донбасс в поисках лучшей доли. С двенадцати лет пошел искать свой кусок хлеба – работал коногоном, слесарем.

Военком с удовольствием смотрел на рослого и плечистого, не по годам парня, пожелавшего пойти добровольцем в красную кавалерию. Ему лишь недавно исполнилось семнадцать. В те годы мужали быстро. Краткосрочные курсы младших командиров, кавалерийская школа имени С.М. Буденного. И направление в пограничные войска ОГПУ.

Листаю страницы пухлого личного дела. Суровая служба в условиях Средней Азии и Закавказья, где он вместе с товарищами по оружию не оставляли остаткам банд басмачей, дашнаков и мусаватистов ни малейшего шанса уйти от возмездия.

Взводный. Начальник заставы. Командир эскадрона. Командир конного дивизиона. И, наконец, Западная Украина.

По мере накопления фактов и все более захватывающих подробностей стало ясно, что ограничиться, пусть и пространной, публикацией не удастся. Родился замысел написать документальную повесть о жизни, ратных делах, о подвиге Ивана Середы, о его праве на благодарную память.

Сумские, житомирские и львовские чекисты совместно с командованием Западного пограничного округа помогли мне как бы повторить боевой путь героя – от западных рубежей стран до Попельни. Побывать на пограничной заставе имени капитана И.М.Середы в Турковском районе Львовской области, убедиться, как зорко его наследники берегут священные рубежи Советской Родины. Стало доброй традицией Сумской областной комсомольской организации лучших своих воспитанников рекомендовать служить на прославленной заставе.

Села Голубятин и Парипсы, где держали свою последнюю оборону воины 94-го пограничного отряда. Отсюда они непокоренными уйдут в бессмертие. На месте жестоких боев труженики местных колхозов воздвигли скорбные и величественные обелиски мужества.

Неумолимо течение времени. Ушли из жизни Солдатские Мадонны, очевидицы той жестокой сечи, отдавшие последние почести павшим воинам. И возвращавшие в строй живых. Не забыть бы потомкам их святые имена.

Что не скажете, но умела Советская Держава чтить память о своих лучших сыновьях и дочерях, отдавших жизни за свободу и независимость Родины. Как гласят чеканные надписи на мемориалах и монументах, «это нужно не мертвым, это нужно живым». Более трех десятилетий бороздил океанские воды построенный на Николаевских верфях большой рыболовецкий морозильный траулер «Иван Середа», его экипаж считался одним из лучших в камчатском «Океанрыбфлоте». На малой родине Героя, в поселке Великая Писаревка улица и средняя школа носят его имя. Соседний с пограничной заставой населенный пункт по просьбе жителей был в 1967 году переименован в село Середа.

В этом бою погибли комендант участка капитан И. М. Середа, военком комендатуры П. П. Колесниченко и с ними более 150 воинов. Лишь один участник того жаркого боя — пограничник А. И. Ковалев остался в живых. Он получил четыре ранения и лежал без сознания: фашисты сочли его мертвым. Ковалева нашла жительница села Парипсы Т. М. Скакун.

Рискуя жизнью, укрыла она у себя раненого воина, выходила его, а затем проводила к партизанам. ...На месте героической гибели пограничников ныне воздвигнут памятник. На нем высечена надпись:

«Товарищ! Низко поклонись этим полям. Они окроплены кровью героев. Здесь 14.VII.41 г. в неравном бою с фашистскими танками погибли капитан Середа, политрук Колесниченко и 152 бойца 94-го пограничного отряда. Вечная слава героям!»

Указом Президиума Верховного Совета СССР Ивану Михайловичу Середе посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Старший политрук Павел Петрович Колесниченко посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Майор Врублевский покидал Попельню одним из последних. В нескольких километрах южнее станции, в селе Парипсы, находился резерв отряда - первая комендатура, которой командовал капитан Иван Михайлович Середа. Туда и прибыл Врублевский. Середа доложил, что он получил приказ от представителя штаба сводного пограничного отряда майора Быстрецова прикрыть отход подразделений отряда у села Парипсы. Подтвердив этот приказ, Врублевский добавил, что на дороге у Попельни остался заслон во главе с лейтенантом Пожарских и младшим лейтенантом Ивановым. Затем группа Врублевского отошла к селу Строков.


Ближайшие предки и потомки

 
== 1 ==
Иван Михайлович Середа
рождение: 8 май 1905, Великая Писаревка, Богодуховский уезд, Харьковская губерния, Российская империя
смерть: 14 июль 1941, Парипсы, Попельнянский район, Житомирская область, УССР, СССР
== 1 ==

Личные инструменты
Генеалогические исследования в архивах Украины
Ваш Е-адрес*
Ваше имя*
Ваша фамилия*
Почтовый индекс места проживания ваших предков в Украине*
Capcha*

Reload
the service is provided by Genealogical Society «Ridni»